Общественно-политическое издание

Михаил Леонтьев: «Политковская – идеальная жертва. Оппозиции был нужен свой Гонгадзе»

09 октября 2006 13:00
Убийство Анны Политковской и складывающуюся вокруг этого трагического происшествия обстановку комментирует тележурналист Михаил Леонтьев. Михаил Леонтьев: В данном случае – это убийство политическое, но его сделали убийцы-отморозки. Если говорить о рациональных его причинах, то это – провокация. Это то, чего я в принципе боялся с самого начала. Подбор жертв – это «синдром гонгадзе». Такие подставы делаются специально, и делаются циничными людьми, которые не остановятся ни перед чем – с одной лишь целью: обвинить режим. А по всем параметрам Политковская им подходила. Сейчас не очень прилично оценивать то, что она делала. Единственное, что я скажу, говоря о версиях, это то, что ее деятельность серьезного вреда никому не могла принести. И никакой опасности она никому не составляла. Она раздражала, и раздражала сильно. Но, думаю, что надо быть в патологическом состоянии, чтобы из-за этого раздражения человека убить и, тем более – заказать. То есть это не повод для убийства. А вот для подставы Политковская годилась очень хорошо – по всем признакам. Думаю, что случившееся далеко не последний вариант в этом направлении. Люди, которые заказывают «Норд-Ост» и Беслан, также цинично использовали и Политковскую. Уже средства массовой информации объявили, что в память убитой журналистки оппозиция собрала самый большой свой митинг. Георгий Горгадзе был Интернет-журналистом, которого, за исключением узкого круга, вообще никто не знал. Его репутация и международный имидж были гораздо слабее, чем у Анны Политковской. Она всегда производила впечатление идейно мотивированного человека. У нее есть и внутренняя, и международная известность. Она была сотрудником довольно массовой газеты – одной из самых массовых, если не считать «желтую прессу». Она была непримиримым, жестким и пылким противником нынешнего режима. Так где еще найти лучший вариант для провокации? В этом смысле Политковская – идеальная жертва. Она была журналистом и занималась правозащитной деятельностью. И по этим параметрам очень хорошо подходила на роль заказной жертвы. Политиком, конечно, ее назвать трудно. Когда говорят, что у человека демократические политические взгляды, это звучит довольно странно, так как это фактически ничего не означает. Скорее, она была общественным деятелем, всегда активно участвовала в митингах и других политических акциях. Еще раз хочется вспомнить «дело Гонгадзе». На чем Тимошенко сделала себя? На чем выросла оранжевая оппозиция? У нас, конечно, не Украина, но украинская модель – универсальна. Касьянов – Ющенко, Хакамада – Тимошенко. И нужен свой Гонгадзе. Он был просто необходим. Я не хочу комментировать действия Яковенко и других людей, к которым отношусь с брезгливостью. Союз журналистов России является организацией, где собрались журналисты определенных взглядов. Это одна из площадок оппозиционных и вообще антигосударственных организаций. Ведь не может быть союза людей, придерживающихся различных политических взглядов. Это все равно что «Союз бойцов Чеченкой войны», объединяющий федералов с басаевцами, которые будут вместе бороться за свои профессиональные права – скажем, за зарплату или медицинскую помощь. Это какая-то глупость. Мы знаем, что структура нынешней оппозиции в России – сетевая. Чем больше организаций с различными названиями, тем лучше. И не важно, как они называются – Московская Хельсинская группа, отделение Фонда Сороса, Союз журналистов России или общество защиты парнокопытных животных. Генетически Союз журналистов России вырос из общего Союза журналистов, который всегда был либеральным и прозападным. Потом стал проолигархическим – так как, как известно, кто кормит, тот и заказывает музыку. Потом произошла некоторая абсорбция. Люди с нейтральной или какой-то иной позицией оттуда отпали. А те, кто там остался, теперь и составляют достаточно небольшую общественную организацию под названием «Союз журналистов России». По сути, они уже превратились в некую секту, выдающую себя за все профессиональное сообщество. Это все равно, что «Солдатские матери». Ведь если бы в это организацию входили все солдатские матери России, то это бы был электорат Путина. Может быть, было бы не 70% поддержки, а 65. Но все равно это бы был электорат Путина. А объединение «Солдатские матери» - это отдельные, бывшие и, можно сказать, специально обученные солдатские матери. Также и члены Союза журналистов России – это бывшие журналисты или специально обученные журналисты, функционеры. Значительная часть из них журналистами не была или уже не помнит, когда ими была. Экстренное собрание Союза журналистов – это нормальная жизнедеятельность. Это естественные «отправления» деятельности этих организаций. Чем хороши такого рода провокации? Именно провокации – потому что других рациональных гипотез у меня нет. Все остальные гипотезы находятся за рамками вероятности. (Дай бог мне ошибиться, потому что я не желаю стране звериной схватки!). Но всякие провокации такого рода, начиная с «дела Гонгадзе», эффективны именно тем, что действуют сетевым путем. Им не просто надо собрать купленный актив, а они воздействуют на умы, на определенные настроения. И эти настроения они заряжают, люди наполняются пламенным гневом. И молодые украинцы, участвующие в митингах, действительно думали, что Кучма убил Гонгадзе. Рациональные доводы, что это было делать абсолютно бессмысленно, до них не доходили. Потому что – когда ты ненавидишь, логика и разум отступают. Это та же самая история, что когда-то была с Борисом Годуновым. Народ эмоционально убедили, что он зарезал малолетнего царевича Дмитрия и сжег Москву. В начале прошлого века народ свято верил, что императрица Мария Федоровна была немецкой шпионкой. На Украине подобные вещи прошли, но она тогда была несостоявшейся страной. Собственно, такой и осталась. Я думаю, у нас такие вещи не пройдут. Но кровищи пролить и попортить можно много.
Developers Account
Новости