Общественно-политическое издание

Александр Белов: Из молодых политиков мне импонирует Алексей Навальный

25 декабря 2006 13:11

В минувшую пятницу Движение против нелегальной миграции (ДПНИ) провело в Москве правозащитный пикет у здания Генеральной прокуратуры. Комментируя по просьбе нашего издания акцию и ее главный лозунг «Нет политическим репрессиям», в поддержку высказались Национал-большевистская партия и «Объединенный гражданский фронт». С некоторыми оговорками поддержало ДПНИ и движение «Оборона».
Лидер ДПНИ Александр Белов так прокомментировать «Русскому дню» пятничные события и наметившуюся консолидацию столь разных политических движений:


Александр Белов, лидер ДПНИ:

- Это был формат пикета. К сожалению, представители Центрального округа не дали нам разрешение на мероприятие у основного здания Генпрокуратуры на Дмитровке. Пикет санкционировали только в Техническом переулке недалеко от метро Бауманская, где также находится одно из зданий главного прокурорского ведомства.

Акция ДПНИ дала старт циклу наших правозащитных мероприятий, которые пройдут в разных городах страны. Проблема политических репрессий очень важная, потому что эти явления уже сводятся не только к тому, что люди в чем-то виноваты, а тому, что кому-то кажется, что они в чем-то виноваты. Если даже их оправдает суд присяжных, то будут отменять это решение суда присяжных. Вплоть до роспуска коллегии присяжных. Это нам не нравится.

Как правило, такие вещи происходят по делам, где заинтересованными в определенных судебных решениях являются именно выходцы из Южного федерального округа. В основном – из Чеченской республики. И нас напрягает, когда в таких случаях судьи действуют не по закону, а потому, что кому-то надо угодить.

Что касается ДПНИ и других подобных организаций, то есть указание: найти и замочить. Никого не интересует, виноват ли человек, есть ли состав преступления. Если состава преступления нет, его просто высосут из пальца. Надо же кого-то посадить.
Когда говорят о разжигании национальной розни, никто не смотрит на то, что эта рознь уже имеет место быть, и никто ее не разжигает. Как это было в Кондопоге. Там не нужно было ничего разжигать. Люди тряслись в невероятной ненависти к тем, кто совершил эти преступления.

Однако надо не наказывать людей, а говорить о реальных причинах этой ненависти, решать их. Нельзя сажать людей за мысли, за то, что они высказывают свое мнение и говорят о том, что реально происходит. Если кто-то считает это опасным, то бороться надо с причиной.

В реальности же таких людей пытаются запугать. А приведет все к тому, что они просто маргинализируются. В том числе политические движения и молодежь. Примут более крайние выражения своих взглядов.

То, что в наших правозащитных действиях ДПНИ поддержали политические организации других взглядов, не является для меня неожиданностью. Они сами все на себе испытали. Хотя многие люди таких либеральных взглядов еще недавно выступали за резкие репрессии против националистов. Но сейчас, когда они на себе испытали пресс бюрократического и не имеющего какой-то идеологии аппарата (проще говоря – касты распоясавшихся чиновников), они поняли. Сейчас происходит всеобщее осознание, что все это надо менять.

Можно сказать, что в России сейчас идет водораздел уже не между различными политическими силами, а между здравым смыслом и людьми, которые вообще перестали всячески ориентироваться. 

В каких формах возможно наше сотрудничество с либеральными и дружественными им оппозиционными организациями? Думаю, что есть смысл обмениваться опытом, рассказывать о судебных прецедентах. Может, кто-то выиграет какие-то европейские суды. А это сейчас очень важно. Я часто общаюсь с адвокатами, и они заявляют, что их действия в России сейчас бессмысленны. Суды подконтрольны, не независимы. Мнение присяжных никого не волнует. В судебных процессах нет состязательности. Если человек попал в жернов, то он априорно будет виноват.    

Взаимодействие и взаимная поддержка между оппозиционными организациями должны стать естественны. Но у меня есть ощущение, что может быть, это еще не все поняли. А ведь может быть и поздно.

К сожалению, в современной России политики оказались в ситуации, когда политики делают выводы друг о друге по публикациям в СМИ. Поэтому надо чаще встречаться и общаться. Тогда будет больше общего. Тогда можно гораздо быстрее прийти к консенсусу.  Если жить по принципу все против всех, то это будет очень трагично для нашего общества. Сейчас всем политическим силам России надо оказаться от предрассудков. Должен быть конструктив.

Особого взаимодействия с либеральными политиками лично у меня пока не было. Приходилось знакомиться в рамках оппонирования друг другу. Но именно в этом плане и раскрываются люди. Я встречался и с Белых, и с Рыжковым. Значительные разногласия у нас по национальному вопросу. Но в целом стремление к выражению доброй воли нас объединяет. Из молодых политиков мне импонирует Алексей Навальный.

Пока я не готов сказать, с кем может получиться наилучшее сотрудничество в раках такого оппонирования, так как процесс еще идет. Может быть не имеет смысла совсем уж объединенная оппозиция. Может, следует вместе выступать против конкретных фактов – не совместно, а вместе против чего-то. Когда Сталин воевал против Гитлера, не думаю, что он симпатизировал Черчиллю. Но в то же время они воевали на одной стороне.

ДПНИ не является политической организацией. Мы, если так можно сказать, организация по интересам. Среди нас есть люди абсолютно разные. Кто-то является сторонником конституционной монархии, а кто-то считает, что либеральные ценности превыше всего. Но есть общие ценности, есть солидарность. Нам еще есть куда развиваться. 

На мой взгляд, сейчас в России не хватает настоящей правой партии – не либеральной правой, а национальной правой. Скажем, чуть либеральнее Ле Пена и новых правых Дании и Нидерландов. Такой мейнстрим, на мой взгляд, будет востребован.

Developers Account
Новости