Русский день
поиск:

Владимир Буковский: «Каждый оппозиционер должен немедленно пройти психиатрическую экспертизу»

Правозащитники

В Мурманске в психиатрическую больницу принудительно отправили активистку регионального отделения Объединенного гражданского фронта (ОГФ) Ларису Арап. Она всего лишь проходила медосмотр у психиатра для получения водительских прав, но на основании заключения врача милиционеры отвезли правозащитницу в «психушку». Руководство ОГФ полагает, что этот произвол является ничем иным как возвращением в советские времена, когда психиатрию использовали в карательных целях.

За комментарием «Русский день» обратился к правозащитнику и известному борцу с карательной психиатрией Владимиру Буковскому.

Владимир Буковский, кандидат в президенты России:

В России возвращаются методы карательной психиатрии. Случай с Ларисой Арап – это уже не первый случай. Я регулярно получаю из России сведения об использовании психиатрии в карательных целях.

В частности, на Северном Кавказе сейчас два журналиста оказались в «психушках» не по своей воле. Их упекли туда лишь в силу того, что они занимались расследованиями и опубликовали материалы, которые вызывали очень резкие реакции своего регионального начальства. Аналогичные сведения поступили мне из Башкирии – там тоже людей пытаются пристроить в психбольницу. Более того, у меня есть еще сведения из той же Башкирии, что их региональные ФСБ и УВД вызывались в Москву на специальный брифинг, где им объяснялось, каким образом применять психиатрию вместо прямого политического преследования.

Как сейчас работает карательная психиатрия в России? Тут нет никакого секрета. Такие дела делаются нагло и открыто. Они просто пользуются тем, что люди боятся, пугаются и готовы сделать все, что угодно – лишь бы не попасть на учет в психдиспансер, не попасть «на карандаш». Вот и все. Методы стары, просты и беспринципны. Давят на соседей и, особенно, на родственников – чтобы те сказали, что человек невменяемый и опасный. Чтобы сказали, что он не думал о безопасности семьи ну и так далее. Это очень просто – никакой проблемы нет.

Психиатрия – это очень удобный способ заставить людей замолчать. С одной стороны, тут  доказать ничего нельзя. Как вы докажите где-то кому-то в другой стране, что человек, которого они не знают, психически здоров? Вопреки мнению профессиональных психиатров? Это очень сложно. Я этим занимался очень долго, и поверите мне – это очень сложно.

С другой стороны, это очень удобный способ давления на журналистов или правозащитников. Получается, что они как бы сами виноваты – их семьи будут страдать, их родственники будут страдать, их дети будут на улице. И все это потому, что вот они никак не хотят договориться со своим начальством, региональной администрацией и так далее. Такие вот негодяи. Очень простой способ давления.

Про Ларису Арап мы узнали лишь только потому, что ее родственников не удалось запугать. А если бы они поддались на провокацию, то мы и не знали бы ничего. Нам бы говорили, что она заболела. Сокрушенно бы так говорили, разводя руками: «Заболел человек!».

Я обязательно буду предпринимать шаги по этому случаю. Потому что я тридцать лет этим занимался, тридцать лет с этим воевал. И добился-таки, что в России отменили карательную психиатрию. Это был 1989 год. Горбачевское руководство под нашим огромным давлением сдалось – отменило это мракобесие. Мы – победили.

Они изменили законодательство: сделали очень трудным посылать здоровых людей в сумасшедшие дома. Они приняли все требования западных организаций и психиатрических ассоциаций, чтобы ввести гарантии против такого обращения – гарантии против карательной психиатрии. И они все это сделали. Это было вообще великой нашей победой. Мы добились отмены в России карательной психиатрии. Но сейчас она снова возвращается. И я, разумеется, буду на эту тему говорить и писать. Ведь я полжизни убил на то, чтобы бы это прекратилось.

Так уж получилось, что мне всю мою жизнь везет с предвидением и предвосхищением событий. И дело не в том, что у меня есть какое-то особый дар. Дело в том, что в России всегда становится все хуже и хуже – такая страна. Там всегда все хуже и хуже. И чем ситуация в России становится ближе к советским временам, тем все более и более востребован наш опыт. Ведь мы выработали всю технику, всю технологию борьбы с советским режимом.

Чем больше гэбэшники приближают ситуацию к советским временам, тем больше просыпается  интерес к нам. Интерес народа к тому, как мы с этим боролись, интерес к нашим наработкам. И тем более адекватен наш опыт. Мне обязательно придется говорить на эту тему. Неужели я промолчу, когда возвращаются такие времена? Неужели я промолчу, когда возвращается произвол и карательная психиатрия?!

Если у меня будет все в порядке с российским паспортом, то я собираюсь приехать в Москву в сентябре. Разумеется, я займусь темой карательной психиатрии и шире. У меня этих тем огромное количество. Там у вас в России такое сейчас творится: и произвол милиции, и пытки, и Северный Кавказ – мать честная! Психиатрическим вопросам тоже будет уделено серьезное внимание. Тем более, раз такая практика набирает обороты.

Думаю, что я проведу серию мероприятий вместе с доктором Савенко, который создал независимую ассоциацию психиатров и уже много лет занимается вопросами защиты людей от произвола психиатрии. Его организация прекрасно работает. Они занимаются тем, что выискивают, находят, расследуют случаи злоупотребления психиатрией.

Кстати, российские власти шли на то, чтобы им способствовать: пусть расследуют и так далее. Раньше, десять лет назад, эта ассоциация пользовалась большим авторитетом, а власть всячески способствовала ее работе. А сейчас все наоборот.

Я понял, что времена карательной психиатрии в России возвращаются, когда госпожа Дмитриева  (Директор Государственного научного центра социальной и судебной медицины им. Сербского – Ред.) года четыре назад опубликовала свою книжку. В ней она рассказала, какие мы, диссиденты и борцы с режимом, были «психически больные» и как нас якобы на Западе лечили. Она повторила всю ложь КГБ по поводу психиатрии. Причем, до этого она сама перед телекамерами признала обратное – признала и извинилась за карательную психиатрию. 

И вдруг такой поворот. Мне тут же все стало ясно. Она ведь лично за карательную психиатрию ответственности не несет, так как тогда была еще молодым аспирантом. Более того, Дмитриева сама же честно признала факты такого воздействия на инакомыслящих. Признала и извинилась. Но теперь кардинально изменила свою точку зрения. Понятно почему – старые времена возвращаются.

А ведь на Западе нас не лечили! Это в КГБ придумали такую дезинформацию: что все диссиденты были психически больными. Говорили, что их на Западе тоже лечили. Смешной прием! Всем объявили: «А вот на Западе их тоже всех лечили». Да не лечили нас! Никого из нас не только не лечили, но никто нас и в психиатрию-то не отправлял. Было другое. «Международная Амнистия» всех нас просила, поскольку мы проходили через психиатрические репрессии, согласиться на добровольную медицинскую экспертизу – чтобы получить документацию. И мы все прошли через это.

Я сам ходил добровольно. Замечательный доктор Мартин Росс по просьбе «Международной амнистии» формально рассматривал мое дело и написал заключение о том, что я никогда никакими психиатрическими заболеваниями не страдал. Такую же экспертизу прошли и многие другие «инакомыслящие». Это было, но никто из нас нигде не лечил. Мы проходили это добровольно, чтобы задокументировать советский произвол.

А советские писали: «Вот, все они были под наблюдением психиатров, как только попали на Запад». Такая была политика у КГБ. И вдруг Дмитриева, которая все это отлично знает, и которая сама об этом говорила, пишет: «Они, попав на Запад, оказались под наблюдением психиатров». Ну, смешно это! И как-то гадко, потому что она-то знает правду. Я с ней сам говорил! Мы были у нее с телевизионной группой «Совершенно секретно». Тогда она даже вышла к воротам, чтобы нас встретить.

Прочтя ее «творение» я понял: карательная психиатрия возвращается. Не будет эта женщина просто так такую вещь писать. Значит, есть такая востребованность. Значит, ей сказали: готовьтесь, этот метод возвращается. Когда я это увидел, то понял, что через несколько лет все вернется. Так оно и вышло.

А раз такое дело – я займусь ситуацией. Я сделаю все, что он меня будет зависеть. Да я на брюхе поползу, чтобы только это сделать! Я ведь тоже дважды сидел в сумасшедшем доме. Я с этого начинал. Меня, девятнадцатилетнего, когда первый раз осудили, то послали в дурдом -  была такая Ленинградская спецбольница на Арсенальной. Между прочим, «не слабое» место. Там, кстати, в Ленинградскую блокаду умер от голода Даниил Хармс. Вот там я и сидел.

Над нами издевались. Дело в том, что положение психически невменяемого бесправно. Вы не можете ни жаловаться, ни голодовку объявить. Вы – психически больной, и с вами можно сделать все, что угодно. И вас же обвинить в этом, так как вы якобы стали агрессивны, опасны и так далее. Это страшная вещь. Ничего страшнее в моей жизни не было.

Я потом сидел во Владимире – это главный режимный централ Советского Союза. Владимирская тюрьма, в которой я сидел большую часть своей жизни. И это было еще ничего по сравнению с психиатрией. Вот в психиатрии могли бы убить, и вы оказались бы еще и виноватыми.

Думаю, доктор Савенко сейчас должен помочь преодолеть эту ситуацию. Он замечательный человек и честный психиатр. Не надо забывать и про зарубежных специалистов – это авторитетные люди, пользующиеся уважением в мировом сообществе. Они тоже могут помочь в решении проблемы и защитить людей от произвола.

Про ужасы российской карательной психиатрии можно говорить до бесконечности, но я хочу остановиться на том, как защитить себя от такого произвола. Я сам прошел через этот ад, много занимался проблемами карательной психиатрии и могу дать совет, который поможет представителям российской оппозиции. Не надо ждать, когда карательная психиатрия постучится в ваш дом, надо предпринять превентивные меры. 

Хочу сказать всем, кому могут угрожать психиатрические преследования: пройдите психиатрическую экспертизу у независимых психиатров заранее и имейте на руках бумагу. Надо, чтобы группа психиатров вас детально осмотрела и дала следующие заключения: что вы вменяемы и никакими психиатрическими заболеваниями не страдаете. Это очень существенно, потому что в психиатрии важен приоритет, кто вас раньше видел.

Такую экспертизу необходимо пройти абсолютно всем, кто занимается в России оппозиционной деятельностью, включая оппозиционных журналистов и правозащитников. И сделать это нужно как можно скорее. Это нужно сделать немедленно! Каждый оппозиционер должен немедленно пройти психиатрическую экспертизу, а затем всегда при себе носить выданную справку.

Одновременно нужно иметь при себе справку, что вы не наркоман и наркотики не употребляете. Такие справки тоже можно получить у независимых психиатров – сдать для этого специальные анализы. Ведь сейчас дана команда расправляться с оппозицией либо через психиатрию, либо как с наркоманами.

Где лучше пройти независимую экспертизу? Что бы порекомендовал я? Во-первых, у доктора Юрия Сергеевича Савенко в Ассоциации независимых психиатров. Во-вторых, это можно сделать на Украине. Поезжайте на Украину, в Киев. И пусть украинские психиатры проведут экспертизу. Там психиатры еще не запуганы, там еще не начался психиатрический террор. А никакой разницы между украинскими психиатрами и российскими нет!

Если группа украинских психиатров скажет, что вы здоровы, то их российским коллегам будет ужасно трудно объявить вас сумасшедшим. Можно пройти экспертизу и на Западе. Но все-таки лучше сделать это у нас – у доктора Савенко или на Украине.

Если российские оппозиционеры обзаведутся такими справками, то это будет просто замечательно. Я зря советовать не буду, я много лет потратил на борьбу с карательной психиатрией. Я и сейчас не поленюсь: опять всех поставлю на ноги, подниму западную элиту, и они опять будут протестовать, они опять будут стоять у посольств. Мы добьемся того, что этого не будет.


Developers Account Код для вставки в блог 



Темы дня
15 причин вернуть наши 70-е
15 причин вернуть наши 70-е

Конечно, жизнь в Советском Союзе была далека от идеала, было много хорошего, было и плохое. Но есть в том времени что-то бессознательно-привлекательное, что-то, что постоянно просится назад. Вот 15 причин, чтобы вернуть те золотые годы.



Интересно
Самые знаменитые рестораны советской Москвы Для рядового советского гражданина поход в ресторан был недоступной роскошью. Причём закрытыми и «кастовыми» были не только фешенебельные...
«Умрем за Святую Софию!» — боевой клич новгородцев. Софийский собор был сердцем самобытный новгородской цивилизации на протяжении нескольких столетий.
Самая большая бухта - Севастопольская. И не только в Крыму, но и во всей России. Ее протяженность - 8 км.
Экспериментальный реактивный поезд - скоростной вагон-лаборатория, был создан в 1970 году на Калининском вагоностроительном заводе. Надо сказать, что использованию на транспорте...



Новости
12:30 Статьи
Алексей Ковальчук расплачивается за продажу «виртуальных лофтов"

14:25 Статьи
Вместо того, чтобы покупать энергетик, просто зайдите в аптеку

17:29 Статьи
Как Россия хотела колонизировать Африку

17:24 Статьи
Самые знаменитые рестораны советской Москвы

14:29 Статьи
Русско-шведские войны: что нужно знать

11:21 Статьи
Один печальный день ВМС США. Или то, чего не может быть

17:20 Статьи
Приз за голову юной диверсантки: Чем напугала немцев 13-летняя девочка

14:28 Статьи
20 главных атаманов русской истории

11:21 Статьи
Факты о Суворове - единственном в мире полководце, не проигравшем ни одной битвы

14:26 Статьи
Семь фактов о Софийском соборе в Новгороде

все новости



Главная  |  Новости  |  Аналитика  |  Интервью  |  Архив  |  О нас



©Общественно-политическое агентство "Русский день", 2017 г. Все права защищены.
При использовании и публикации материалов ссылка на официальный сайт журнала обязательна.
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) как информационное агентство «Ньюсинфо», регистрационный номер ИА № ФС77-56117 от 15 ноября 2013 года.