Общественно-политическое издание

Сколько советскому солдату платили за сбитый самолёт и уничтоженный танк.

14 октября 2016 01:40
Сколько советскому солдату платили за сбитый самолёт и уничтоженный танк.

В Великую Отечественную войну советские воины получали зарплату, а подвиги поощрялись не только орденами и медалями, но и денежными премиями.

Премии не никак не умаляют героизма наших воинов, но это часть истории войны, о которой тоже неплохо бы знать.

Зарплата в армии называется денежным довольствием. Каким же было это довольствие в годы Великой Отечественной войны? Рядовой солдат получал 17 рублей, командир взвода — 620-800 рублей, командир роты — 950 рублей, командир батальона — 1100 рублей, командующий армией — 3200 рублей, командующий фронтом — 4000 рублей. В гвардейских частях офицерам полагался полуторный, а рядовым — двойной оклад содержания. Даже служившие в штрафбатах получали денежное довольствие, по минимальному тарифу — 8,5 рублей в месяц. Столько же получали солдаты, находившиеся в госпитале.

Много это было или мало?

До войны среднемесячная зарплата рабочего составляла 375 рублей. В военное время зарплата увеличилась до 573 рублей. Металлурги во время войны получали 697 рублей, а шахтёры — 729 рублей. Инженеры зарабатывали в военное время 1209 рублей. Колхозники, находившиеся на самом дне советской иерархии (если не считать узников ГУЛАГа), получали 150 рублей. Но зачастую, вместо зарплаты им просто начислялись трудодни — так называемые «палочки». При этом, именно из колхозников, в основном, и состояла армия. Что фронтовик мог купить на своё денежное довольствие?

Продукты и товары в государственных магазинах продавались по карточкам, по довоенным ценам. Но отовариться в магазинах было достаточно сложно, а на рынке всё стоило в разы дороже. Так, универсальная валюта — поллитровая бутылка водки — стоила от 300 до 800 рублей (при том, что в государственном магазине её цена составляла 30 рублей — правда, достать было практически нереально). Буханка хлеба в два килограмма стоила 300-400 рублей, килограмм картошки – 90 рублей, пачка папирос «Казбек» — 75 рублей, стакан махорки — 10 рублей. Килограмм соленого сала продавался за 1500 рублей.

Теперь о том, как вознаграждались боевые достижения советских солдат

Система денежного поощрения была введена в Красной Армии уже летом 1941 года. Первыми начали премировать за эффективную боевую работу лётчиков. А из них первыми получили вознаграждение участники знаменитой бомбардировки Берлина, совершённой в ночь с 7 на 8 августа 1941 года. Каждому члену экипажа, участвовавшему в налёте, по указу Сталина выдали по 2000 рублей. Лётчикам, бомбившим впоследствии столицы союзников Германии (Хельсинки, Бухарест, Будапешт) также выплачивали 2000 рублей.

19 августа 1941 года денежные награды распространились на все советские ВВС. Сначала за один сбитый самолет противника летчикам полагалась денежная премия в размере 1000 рублей. Позже появилась градация в сбитых самолётах: за сбитый бомбардировщик противника выплачивали 2000 рублей; за транспортный самолет — 1500 рублей, за истребитель — 1000 рублей.

Платили и просто за вылеты. 5 боевых вылетов — 1500 рублей, 15 боевых вылетов — правительственная награда и 2000 рублей, и так далее. «Прейскурант» был расписан весьма подробно — вплоть до уничтожения паровоза противника (750 рублей).

Именно лётчикам принадлежит рекорд по самому «высокооплачиваемому» бою. 4 мая 1945 года самолёты Балтийского флота атаковали стоявший на рейде немецкий линкор «Шлезиен». Лётчику М. Борисову, удачно торпедировавшему линкор, выплатили 10 000 рублей. А сильно повреждённый «Шлезиен» был затоплен собственной командой.

Вслед за летчиками денежные премии ввели и в сухопутных войсках. Но здесь и для танкистов, и для артиллеристов, и для пехотинцев критерий был один — уничтоженный вражеский танк. Да и премия была скромнее, чем у лётчиков.

Да и вообще — сначала стали платить за ремонт и эвакуацию собственных танков, и только потом за уничтожение танков вражеских.

Согласно приказу Сталина от 25 февраля 1942 года, за быстрый и качественный текущий ремонт тяжелого танка KB платили 350 рублей, за средний ремонт — 800 рублей. За ремонт среднего танка Т-34 — 250 и 500 рублей, за ремонт легких танков — 100 и 200 рублей. При этом не менее 70% общей суммы предназначались для награждения рабочего состава части.

Когда 1 июля 1942 года ввели премии за подбитые танки противника, то они оказались значительно меньше премий за эвакуацию своих танков: эвакуация тяжелого танка оценивалась как десять подбитых вражеских (5000 и 500 рублей). 24 июня 1943 года, накануне сражения на Курской дуге, были внесены некоторые дополнения: «Установить премию в размере 1000 руб. каждому бойцу и командиру за лично подбитый или подожженный танк противника при помощи индивидуальных средств борьбы. Если в уничтожении вражеского танка участвовала группа бойцов-истребителей танков, то сумму премии поднять до 1500 руб. и выплачивать всем участникам группы равными долями». То есть получалось, что группа бойцов, проявившая чудеса героизма и уничтожившая вражеский танк, закидав его гранатами, получала 1500 рублей, а группа, эвакуировавшая тяжёлый танк, премировалась 5000 рублей.

Как обстояло дело на практике — выплачивались ли премии, и если да, то в полном ли объёме?

Тут мнения расходятся. Скорее всего, это в большой степени зависело от начальника финансовой службы каждой отдельно взятой части. Вот два совершенно разных примера.

«Бой длился до самого вечера. Два танка моего взвода сгорели, но взвод уничтожил 14 танков, из них мой экипаж — шесть. Утром к танку подбегает начфин батальона: «Никонов, куда перевести деньги за подбитые фашистские танки?» — А нам за каждый подбитый танк давали 500 рублей». (Танкист И. С. Никонов).

«С моей зарплаты только два раза дома получили, я на фронте ничего не получала. Когда закончилась война, через пять месяцев, никто ничего не получал. А некоторые командиры полные сумки красных тридцаток везли. В то время, как я ехала в Крым на поезде после демобилизации, то случайно увидела, что у нашего начфина разбросались вещи. Он пьяный был, я случайно увидела полную сумку денег, тогда подумала в ужасе: «Вот где наши денежки!». (Медсестра В. М. Васильева).

Кто-то из начфинов честно выполнял свои обязанности, а кто-то присваивал себе кровью заработанные деньги, так и не дошедшие до голодавших в тылу родственников.

Андрей Кратаев
Новости