Общественно-политическое издание

О чём писали древние русские в берестяных грамотах

10 января 2017 17:35
О чём писали древние русские в берестяных грамотах26 июля 1951 года в Великом Новгороде была найдена первая берестяная грамота. Их писали в горе и в радости, на свой страх и по любви. Писали, читали и… выбрасывали, но береста донесла редкие детали жизни тех, кто жил за много веков до нас.

Самая первая

Первая берестяная грамота, находка которой ознаменовала собой новую эру в изучении прошлого, была обнаружена на остатках мостовой улицы Дмитровской, носившей когда-то название Холопьей. Четкие буквы – именно это привлекло к находке внимание археологов. Плотный и грязный берестяной свиток сохранил достаточно большие фрагменты текста, написанного в 13 строк. Если провести эксперимент и сложить все строки в одну линию, то ее длина составит 5 метров. И, несмотря на то, что текст сильно поврежден, его содержание легко угадать. Найденная 62 года назад в Великом Новгороде берестяная грамота представляет собой список населенных пунктов, с закрепленным за каждым из них перечнем повинностей в пользу некоего Фомы. По случаю находки, кстати, в городе ежегодно в этот день отмечается «День берестяной грамоты».

Школьные тетради

Среди новгородских «писем из прошлого» были обнаружены неподражаемые образцы, автором которых является 6-летний мальчик Онфим, живший в XIII веке. С детской непосредственностью Онфим рисует всадников, вступающих в бой, летящие стрелы, человечков с разным количеством пальцев на руках, чудо-зверя, подписанного «Я – зверь!», пишет записки своим друзьям «с поклоном от Онфима», пытается осилить азбуку и переписать Псалтири, но, увлеченный новым сюжетом, «переходит» на другой текст. Ученые предполагают, что мальчик хранил свои записи вместе и в один злополучный день потерял – именно поэтому они и были найдены все сразу.

Избирательный бюллетень

Нередко текст берестяного письма так и остается загадкой. Одной из таких грамот является послание, найденное в 1957 году в Великом Новгороде: «Костка сына Лукина, Офремова сына. Купра Иванова сына, Онитвька. Купра Фомина сына. Игнатья Юрьева сына». Из текста явно следует, что это не список должников, иначе напротив каждого имени значилась бы задолженность. К тому же четыре человека названы уважительно, по отчеству, а в первом случае упоминается даже имя деда. Не является письмо и поминанием, в которых отчества никогда не указывались. По мнению Архицовского, это берестяная грамота не что иное, как избирательный бюллетень. Черепнин же трактует смысл находки несколько иначе, предполагая, что в грамоте перечислены четыре судебных заседателя.

Любовные записки

Берестяных грамот, содержащих любовные послания, почти не найдено, если не считать нескольких писем, авторами которых, скорее всего, являются молодые барышни. Одна из таких грамот XI-XII века была найдена в 1993 году. В ней некая особа весьма эмоционально призывает молодого человека к ответу. «Трижды к тебе посылала, а от тебя – ни ответа, ни привета», - примерно так можно перефразировать текст находки. Последняя фраза послания по силе эмоций может сравниться разве что с письмом Татьяны Онегину: «Если даже я тебя по своему неразумию задела, и если ты начнешь надо мною насмехаться, то судит (тебя) Бог и моя худость».

Новгородский ломбард

Большая часть найденных грамот представляет собой частную деловую переписку – в них идет речь о взыскании долгов, торговле, даются бытовые указания. Нередки и долговые списки, написанные как для себя, так и с поручением «взять с такого-то столько-то». Кроме этого встречаются грамоты, свидетельствующие о процветании новгородских ростовщиков. Вот, например, некий человек открыл в своем доме на Холопьей улице самый настоящий ломбард: «У Сидора у Тадуя у Ладопги положиле Гриишка с Костою. А во тоболахо. У Гришки кожюхе, свита, сороцица, шяпка. А Костина свита, сороцица. А тоболи Костини. А сапоги Костини. А другии Гришкини. А цто ся подите на Мовозири, присллавъши възмете». Заложенные шубу (кожух), рубаху (сорочицу), шапку и сапоги упаковали в кожаные чемоданы (тоболы), которые тоже стали частью закладной. Интересно, что ростовщик разрешает двум «подневольным», Косте и Гришке, в случае, если они отправятся на Мовозеро, взять на время одежду и сапоги.

Ответчик не явился!

Судопроизводство – еще одна сторона жизни, отраженная в текстах берестяных грамот. Одной из самых интересных является грамота середины XIV века, в которой речь идет о серьезных убытках, нанесенных Яковом Юрию и Харитону. По причине неявки ответчика, жалоба была рассмотрена без него. По решению суда Яков должен выплатить рубль и три гривны Юрию, а также возместить «потоптанную лошадьми пшеницу». Харитон же в качестве возмещения ущерба должен был получить от Якова десять локтей сукна и гривну. С постановлением суда жалобщики навестили Якова и в присутствии свидетелей получили с него причитающееся. Берестяную же грамоту Яков в гневе швырнул «а землю и затоптал в грязь».

Бочка рыбы

Грамоты, чьи тексты иллюстрируют «дела торговые», не слишком многочисленны. И все же: вот некая Марина просит сына приобрести для нее зендянцу – хлопчатобумажная ткань, доставляемая на новгородский рынок с Востока. Вот кто-то хвалится покупкой соли. Вот звучит просьба приобрести «маслеца дровяного да пришлите симъ» (маслицем дровяным именуется низкокачественное оливковое масло, которым заправляли лампадки). А вот грамота первой половины XIV века: «Приказ Косарику от Есифа. Възми у Тимофея 50 сигов о 3 рубля, а роко на роство». Речь идет о покупке рыбы в кредит с обязательством погасить его к Рождеству.

Специалисты убеждены, что в одном только Великом Новгороде не найденными остаются порядка 20 тысяч берестяных грамот, каждая из которых ждет возможности начать увлекательный рассказ о жизни наших далеких предков.

Источник

Елизавета Силантьева
Новости