Общественно-политическое издание

Первый шаг к доброте сделать просто

01 апреля 2018 08:00
2729.jpeg

У нас есть масса способов проявить доброту, участие, но мы их не реализуем. У нас есть силы и желание помочь, но мы неохотно делаем первый шаг навстречу тем, кто нуждается. Отгораживаясь от чужой беды, мы уповаем на то, что она нас не коснется. Что стоит на пути нашей доброй воли? Почему волонтерская деятельность в России не является нормой жизни?

В Словаре русского языка Ожегова слово "волонтер" — синоним слова "доброволец". Волонтерская деятельность — это широкий круг мероприятий, включающий традиционные формы взаимопомощи и самопомощи, официальное предоставление услуг и другие формы гражданского участия. Деятельность осуществляется добровольно на благо общественности без расчета на денежное вознаграждение. В нее могут входить: посадка цветов, газонов, кустов и деревьев; помощь престарелым людям, беспризорным детям, бездомным, инвалидам и т. д.; благоустройство и обустройство дворов, участков, городских улиц; помощь животным, добровольная помощь зоопаркам и заповедникам; просветительские беседы; благотворительные концерты и театральные выступления; экологические марши, уборка мусора и загрязнений; пропаганда здорового образа жизни; интернет-добровольчество, работа в технической поддержке. Как мы видим, волонтерская деятельность очень обширна, и каждый может найти в ней то, что ему по душе. Но, к сожалению, на сегодняшний день всего полтора-два процента россиян являются добровольцами (для сравнения — в Норвегии их более 50 процентов).

Сложившееся положение тем более удивительно, что идея волонтерства в России уходит в те далекие времена, когда россияне, воспитанные в моральных и этических традициях православия, оказывали безвозмездную помощь нуждающимся согражданам. Идеи добровольческой деятельности также присущи системе воспитания славян в России: "побратство и посестринство" обеспечивало моральное развитие детей, эта система воспитания помогала сохранять нравственное отношение людей друг к другу. В конце XIX века благотворительность в России стала масштабным общественным явлением, а к началу XX века общественная и частная благотворительность в нашей стране — уже явление повсеместное. Музеи, библиотеки, школы, картинные галереи, выставки — вот спектр благотворительной деятельности русских меценатов, фамилии которых навсегда вошли в историю России: Третьяковы, Мамонтовы, Бахрушины, Морозовы, Прохоровы, Щукины, Найденовы, Боткины и многие другие.

Традиция российской благотворительности была нарушена революцией 1917 года. Идеология революции не допускала никаких форм благотворительности. Большевики начали кампанию безжалостной критики "буржуазной филантропии", которая, по их мнению, лишь маскировала "эксплуататорскую сущность" российского предпринимательства. Так, в 1921 году писателю Максиму Горькому запретили организовать кампанию помощи голодающим в Поволжье, а международным благотворительным организациям не разрешили доставить голодающим продукты питания и медикаменты. Именно в то время были заложены основы недоверия к волонтерской деятельности, которое существует до сих пор.

Как раз это недоверие является сейчас самой распространенной причиной отказа от благотворительности. Сначала многолетний опыт "социалистической действительности", потом примеры мошенничества и обмана в многочисленных фондах постперестроечного периода подвели людей к той черте, когда им проще оградить себя от проблем, чем разобраться. Большинство считает, что благотворительность ограничивается лишь материальными затратами, что сами благотворители — легкая добыча для аферистов и преступников. Такое недоверие можно преодолеть, создавая благоприятное информационное поле.

Отсутствие или недостаточность сведений о деятельности благотворительных фондов и волонтерских организаций — вторая причина, по которой люди в нашей стране не занимаются добровольчеством. Для привлечения внимания не хватает социальной рекламы, которая бы содержала четкие пояснения: кому нужна помощь, как и где она будет осуществляться. Недавно проведенная акция "Стань донором"имела очень большой успех благодаря поддержке СМИ. Очень важно, чтобы источник, транслирующий такую рекламу, имел хорошую репутацию, вызывал доверие. Также важно создать условия, при которых помощь осуществлялась бы незамедлительно, беспрепятственно. Чтобы человек сделал первый шаг, надо сделать такой же шаг ему навстречу: удобное время, упрощенные формы перевода денег, доступность расположения и т. д.

Последняя, но не маловажная причина — это отсутствие положительного образа волонтера. Добровольческая деятельность должна вызывать уважение. Быть добровольцем — почетно и значимо, общество должно всячески поощрять волонтеров, выказывая свое одобрение. Такое отношение является показателем того, что развито не только добровольчество, но и само общество гуманно и нравственно.

Так кто же они — современные российские волонтеры? Чтобы понять это мы взяли интервью у музыканта, лидера группы Milimuk, президента ассоциации "Игра Крокодил" Сергея Мелимука.

— Сергей, скажите, пожалуйста, как вы стали волонтером?

— Получилось это случайно. Признаться честно, до определенной поры к теме благотворительности я относился с глубоким подозрением. Наверное, многие люди в нашей стране ощущают нечто подобное: само слово "благотворительность" серьезно обесценили бессовестные дельцы. Но однажды я изменил свое мнение. Показывали программу с участием Чулпан Хаматовой. Она рассказывала о фонде "Подари жизнь". И делала это с таким блеском в глазах, что уже на следующий день я проходил инструктаж в отделении детской онкогематологии на юго-западе Москвы.

— По сути, поводом для начала волонтерской деятельности послужили не реклама фонда и не информация о нем, а непосредственное участие человека, который вызывает у вас доверие?

— Я бы сказал просто: "Участие человека". Это не обязательно должна быть публичная персона, хотя многим людям как-то привычнее, если им знакомо лицо человека, освещающего тему. Понимаете, я увидел глаза человека, наполненные смыслом и решительностью, а еще силой. Я понял, что Хаматова делает что-то очень настоящее, поверил ей и ни разу не пожалел об этом.

— Чем непосредственно вы занимаетесь, какую помощь оказываете? Не сложно ли совмещать работу волонтера с повседневными делами?

— У меня был период глубочайшего погружения в тему на несколько лет. Сейчас я редко бываю в больнице. Но если нужна какая-то помощь, может быть, мелочь, например, встретить ребенка с мамой в аэропорту и довезти до больницы, ребята из фонда звонят. Благотворительные концерты делаем. В общем, главное понять одно: волонтерская деятельность — это просто добровольное участие и у этого участия есть тысячи форм.

— Сергей, а вам удалось привлечь других людей — может быть, знакомых, друзей? Ставили ли вы перед собой такие цели, учитывая тот факт, что благотворительность, увы, все еще не вызывает доверия?

— Удалось, и не единожды. И цели, разумеется, ставил. Я взялся собственным примером переламывать зашоренное представление о благотворительности, хотя бы в головах и сердцах тех людей, которые меня знают. Постоянным примером, что немаловажно. В споре "говорить или не говорить о благотворительности публично" я четко занимаю позицию "говорить", потому что если не говорить, то у людей складывается впечатление, что этого вообще не происходит, что в мире не осталось человечности, добра и надежды, а это не так. И об этом нужно говорить обязательно.

— Волонтерская деятельность, бесспорно, полезна для общества в целом. А чем она может стать для того, кто ей занимается? Ведь, наверняка, этот процесс не односторонний?

— Нет, не односторонний. Волонтерство изменило меня, переоценка ценностей случилась где-то там, в больничных палатах. Без преувеличения могу сказать, что стал гораздо более счастливым человеком.

Читайте также:

Волонтеры-медики спешат на помощь

Развитие волонтерского движения в России

Почему российским волонтерам не нужны деньги

Волонтерский труд могут внести в трудовой стаж

Как попасть в народную дружину

Елена Шундикова
Популярное