Общественно-политическое издание

Блиц-криг не удался. 10 лет в плену

09 мая 2018 16:10
2888.jpeg

C 9 по 14 мая 1945 года на всех фронтах было взято в плен более миллиона 230 тысяч немецких солдат и офицеров. Первых комбатантов освободили 22 июля 1946 года, последних — в 1955 году. По приказу Сталина был создан Национальный комитет "Свободная Германия", в котором в качестве пропагандистов трудились пленные. Среди них был и правнук Бисмарка.

Военнослужащие нацистской Германии боялись русского плена. По объективным причинам. За время противостояния на Восточном фронте в немецком плену оказалось около 5,7 миллиона советских солдат и офицеров, каждого из которых власти Третьего рейха рассматривали как Untermensch - недочеловека.

Их морили голодом и избивали до смерти не только из-за расистских предубеждений. СССР не подписал ряд международных конвенций — в результате чего граждане Страны Советов были лишены продуктовых посылок и опеки со стороны Красного Креста и прочих международных организаций.

Историки называют разное число жертв: от двух с половиной миллионов до более трех миллионов насмерть замученных в гитлеровском плену советских людей. Современные немецкие историки такое большое количество голодных смертей частично объясняют не только отсутствием у наших граждан статуса военнопленных, но и тем, что такое огромное количество взятых в плен Германия и ее сателлиты физически не в состоянии были прокормить.

Однако боявшиеся советского плена немцы страшились не только мести. В странах Восточной Европы к пленным немцам относились не менее сурово. К побежденным относились без жалости и пощады как в соседней Польше, так и на европейских задворках — в Югославии. Об этом свидетельствует и статистика погибших в лагерях для военнопленных. Если в СССР погиб 1 094 250 немецких военнопленных, то в странах Восточной и Юго-Восточной Европы немногим меньше — 93 028 человек.

Более трех миллионов (чаще всего фигурирует такая цифра — 3,15 миллиона) немецких солдат были разбросаны по различным трудовым лагерям по всей необъятной стране под названием СССР. Били не каждого, зато всех пробирал до костей холод и хватала за горло костлявая рука голода. Страшнее не жестокость, когда после определенного количества шомполов или зуботычин получаешь на десяток больше или меньше, а неотвратимость наказания. Всем сестрам по серьгам, как говорится. От человеческого, пусть и не гуманного суда можно уйти — природа безжалостна равноправно.

"Кругом пятьсот", как пел в известной песне Высоцкий о других временах в тех же самых широтах. Мороз, безлюдье, снежное и ледяное безмолвие. Коль Господь проявит милость, то заснешь вечным сном под убаюкивающим панцирем, который сотворит метель. Ни креста, ни каски на том холмике. Во многих германских фамилиях не дождались по этой причине мужей, братьев и сынов.

Температура падает до минус 50-60 градусов. Заключенные съедали всю живность — собак, ежей, змей и лягушек. Поэтому ссылку в Сибирь большинство немцев воспринимало равносильно смертному приговору. Бежать невозможно — за беглеца любой национальности выплачивалась премия в 150 рублей. А затем, под надрывный собачий лай, над несчастным будет лютовать и изгаляться конвой. Били не по национальному признаку, а за то, что беглый и зэк.

Судьба далеко не всех немцев заканчивалась Сибирью, в которую нынешние демократические власти ФРГ ссылают на перевоспитание своих подростков.

Большинство немецких — равно как и людей других национальностей — военнопленных с надеждой ждали смерти советского диктатора. И хотя первые партии заключенных отбыли на родину уже через год, то есть еще при жизни Сталина, невероятный энтузиазм овладел несчастными, когда до них дошли сведения, что в сентябре 1955 года канцлер Западной Германии Конрад Аденауэр по приглашению Советского Союза приехал в Москву и ратовал за освобождение заключенных.

В созданном в июле 1943 года по приказу Сталина Национальном комитете "Свободная Германия" — Nationalkomitee 'Freies Deutschland' (NKFD) - в качестве пропагандистов трудились не только "люди одной крови" — коммунисты или социал-демократы. Среди тех, кто таким образом спас свою жизнь были и далекие от политики граждане, как правнук Железного канцлера Бисмарка, лейтенант люфтваффе граф Генрих фон Айнзидель (Heinrich Graf von Einsiedel).

В своем обращении к сослуживцам, летчикам эскадрильи Удет (Jagdgeschwader Udet), а также солдатам и офицерам сухопутных войск, потомок Бисмарка вспомнил наказ своего пращура, предупреждавшего от вступления в войну с Россией, которую нельзя победить — она сама всех превращает в прах.

Читайте также:

Мифы о Сталине: Зачем врут о Великой Отечественной?

Чудеса во время Великой Отечественной войны

История удивительного бегства из немецкого плена

Сусанин времен Великой Отечественной

Лева Федотов — школьник, предсказавший войну

Игорь Буккер
Популярное