Общественно-политическое издание

Куда нужно прятаться при катастрофе

19 мая 2018 23:00
2918.jpeg

Один из важных вопросов при изучении масштабных катастроф: куда бегут люди, охваченные паникой? К друзьям, родным, в церковь? Прячутся в укрытия или, напротив, стремятся на открытые места? Знание этого могло бы помочь поисково-спасательным службам при поиске пропавших без вести. После трагедии на Гаити ученые отследили перемещения беженцев и сделали интересные выводы.

В январе 2010 года в столице Гаити Порт-о-Пренсе произошло землетрясение магнитудой семь баллов. По некоторым оценкам, эта катастрофа унесла до 300 тысяч жизней и оставила без крова почти два миллиона человек. В следующие дни город покинуло примерно 630 тысяч жителей. Самые сильные толчки были уже позади. Куда же бежали люди, оставшиеся без крова, пищи и воды?

Это удивительно тем более, что основные спасательные и гуманитарные операции международного сообщества проводились в самом Порт-о-Пренсе. Беженцы же, в большинстве своем, оказались предоставлены сами себе. Как показывают данные, они уходили иногда вовсе без вещей. Кто-то шел босиком или был ранен — инстинкт толкал этих людей покинуть место катастрофы и искать защиты… Но где?

Произошедшему посвящена интересная работа, проведенная работающими в Швеции учеными Линусом Бенгтссоном (Linus Bengtsson) и Синем Лу (Xin Lu). Авторы надеются, что в будущем, научившись лучше предсказывать перемещения больших масс людей, оказавшихся в столь отчаянном положении, спасатели и гуманитарные миссии смогут помогать им более эффективно.

Оказывается, попавшие в беду люди бегут в места, с которыми чувствуют себя связанными эмоционально. Те, у кого есть родственники или друзья в другом городе, направляются туда. К примеру, многие жители гаитянской столицы Порт-о-Пренса переехали в центр страны из других городов и селений в поисках лучшей жизни. Попав в беду, они устремились на родину — к близким и родным, оставшимся в деревеньках их детства.

Интересно, что те, у кого такой возможности не было, могли бежать в эмоционально значимые для них места. Для гаитян с их католическими традициями оказались дороги те уголки, где они проводили рождественские праздники. Как правило, туда же беженец отправлялся и после землетрясения.

Через месяц после бедствия беженцы стали понемногу возвращаться в Порт-о-Пренс. По словам исследователей, пик этой тенденции пришелся на апрель. Ученые считают, что основной причиной массового "исхода обратно" стало отсутствие помощи в тех областях, куда в результате попали беженцы. Зачастую там они не могли получить даже достаточно пищи и питьевой воды. Возможно, проходил и первый порыв искать укрытие в дорогих сердцу местах, и люди решали вернуться на привычное место жительства.

Правда, коллеги шведских ученых вносят важные коррективы в такие выводы. По словам оппонентов Бенгтссонома и Лу, данное исследование верно только в ситуации отсутствия помощи и всеобщей паники, как это было на Гаити. В более развитых странах люди чаще уезжают изместа катастрофы вместе со спасательными отрядами в те места, которые подготовлены для их эвакуации, даже если ранее они никогда там не были.

Так, например, случилось в США во время сильнейшего урагана Катрина в 2005 году. Многие пострадавшие покинули Новый Орлеан на спасательном транспорте и специальных автобусах, которые, естественно, везли их в заранее отведенные места.

Однако исследование в любом случае имеет большую ценность. В ситуациях масштабных катастроф нередко сотни и даже тысячи людей остаются без поддержки и бегут, буквально подчиняясь первобытным инстинктам. Специалисты по психологии катастроф отмечают, что в момент бедствия люди на время утрачивают рациональное мышление. Спустя несколько часов или дней человек может сам удивиться предпринятым им действиям.

Некоторые устремляются туда, где, по их мнению, они могут спастись от стихии. Бенгтссоном и Лу хорошо показали, что такими "безопасными" местами люди подсознательно считают те города и области, с которыми их что-то связывает: прошлое место жительства, места, где они раньше отдыхали, и т. д. Заметим, что не всегда эти районы могут оказаться действительно безопасными в ситуации стихийного бедствия: кто гарантирует, что торнадо или землетрясение не дойдет до соседнего города?… Во всяком случае, бежать туда стоило бы, сверившись с рекомендациями метеослужб, а не по зову инстинкта.

Еще одна стратегия жертв катастрофы — искать в ближайшем географическом ландшафте то место, которое, как кажется, наиболее защищено от ударов стихии. Во время цунами или наводнения люди могут устремляться на возвышенность, во время землетрясения — на открытое пространство, а при шторме или торнадо — наоборот, прятаться подвал. Часто паникующие бегут, просто поддавшись "стадному инстинкту", — туда же, куда и все. Понятно, что решение толпы может оказаться и неправильным, не говоря уже о том, что паникующая толпа способна затоптать человека.

Интересно, что у животных "система оповещения" о катастрофах развита куда лучше, чем у людей. Поэтому специалисты советуют быть предельно внимательными к поведению братьев меньших, если вы, к примеру, отдыхаете в сейсмоопасной зоне. Резкие перемещения больших стай птиц подальше от воды или внезапная паника слонов могут говорить о том, что приближается беда.

Очевидцы утверждают, что даже в зоопарках животные начинают метаться в клетках, кричат, стараются убежать или забиться куда-то при приближении землетрясения или гигантских волн. Говорят, что во время цунами 2004 года в Таиланде некоторые туристы чудом спаслись только благодаря слонам, на спинах которых они сидели. Почувствовав приближение катастрофы, животные стали неуправляемы и обратились в бегство — и тем самым спасли тех из людей, кто был с ними.

Читайте также:

Апостол, видевший конец света

Конец света неизбежен. Но когда он наступит?

"Конец света". Каким он был в шестом веке

Конец света в сновидениях и пророчествах

Конец света не пугает россиян: его ждали уже много раз

Яна Савельева
Популярное