Общественно-политическое издание

Романовы - образец христианской семьи

28 мая 2018 05:00
2938.jpeg

Что такое настоящая христианская семья, как подобает мужу любить жену, жене — мужа, как следует заботиться о детях? Эти вопросы волнуют всех христиан, вступивших в брак и собирающихся исполнить обет, данный Богу и супругу. У Русской Православной Церкви есть образец чудесной супружеской жизни — семья последнего императора Николая Александровича.

Последний русский император Николай II родился 19 мая 1868 года. Был он старшим сыном Александра III, который ставил долг отцовский не ниже долга царского. Не зря именно этому императору принадлежат слова, обращенные к сыну Николаю: "Укрепляй семью, потому что она основа всякого государства".

Именно он, Александр Александрович, и создал ту семейную атмосферу, в которой возрастал будущий государь, ныне прославленный Русской Православной Церковью как святой страстотерпец. Александр III очень любил своих детей, никогда не обделял их отцовским вниманием и всегда старался, чтобы грандиозная работа не забирала его полностью, отрывая от семьи. Отец всегда был рядом, он был примером, заступником, строгим взыскателем за некрасивые шалости — но при этом обожаемым родителем и непререкаемым авторитетом. В кругу семьи царь не просто отдыхал от государственных дел, но и выполнял работу для души куда более приятную, но не менее ответственную — вырастить из маленьких великих князей "нормальных русских детей", как вспоминал Владимир Оллонгрен, воспитывавшийся вместе с будущим Николаем II.

Великодушие, честность, отсутствие спеси — вот чему учил своих детей Николая, Георгия, Ксению, Михаила и Ольгу Александр Александрович. От сыновей он требовал, чтобы они росли настоящими мальчишками, смотрели противнику в глаза, учились отвечать за свои поступки и не допускали ни малейшей бесчестности. В то же время он никогда не забывал, что его дети — в первую очередь дети. Им интересно и подраться, и поиграть, и пошалить. Александр Александрович сам гулял и играл с сынишками и дочками. Зимой устраивали снежные баталии, строили крепости, лепили баб во дворе, летом ходили по грибы. Александр III весьма любил пилить дрова, учил этому и детей. Он хорошо понимал, что беготня в саду для них интересней забав с механическими игрушками, которых у них было немало, и что собственноручно выкрашенное в луковом отваре пасхальное яйцо куда ценнее дорогостоящих сувенирных, даже очень изящно сделанных.

Старший сын Николай — Ники — воспринял от отца простоту в общении и живость характера. Он был обаятельно шаловлив, любил подвижные игры и занятия — и это стремление быть всегда в движении, содержать себя в хорошей физической форме сохранилось у государя Николая II на всю жизнь. Баронесса Софи Бухсгевден вспоминала: "Император был очень вынослив; только в самые холодные дни он надевал пальто, обычно он выходил в военной тужурке, какую постоянно носил; он не любил теплой одежды и поддевал только вязаную кофту под тужурку".

Но при этом с ранних лет в Ники проявлялись утонченность, поэтичность и внутреннее изящество, стремление к прекрасному и любовь ко всему живому. Уже в маленьком мальчике обращал на себя внимание его мечтательно-задумчивый взгляд. Удивительными казались его очень красивые, как подчеркивали многие, чистые глаза, когда Ники смотрел на птиц, летящих высоко в небе…

Его волновала боль каждого живого существа — и он молился за выпавшего из гнезда воробья. Его завораживало звучание стихотворных строчек — и Ники просил, чтобы ему читали стихи вслух, когда он сам читать еще не умел. С раннего детства в душе этого мальчика жила искренняя, взволнованная религиозность, проявлявшаяся даже в мелочах. Все эти качества будущего императора прекрасно развивались в естественной семейной атмосфере, поддерживаемой отцом.

Младшая сестра Николая II Ольга, так же как и Владимир Оллонгрен, вспоминали о замечательной дружбе царских детей с простыми солдатами — о том, как весело было убегать к ним в казармы, вести разговоры, слушать солдатские песни. У государя Николая Александровича, его братьев и сестер, было доброе и светлое детство. "Как нам было весело! — вспоминала великая княгиня Ольга Александровна. — Китайская галерея была идеальным местом для игры в прятки! Мы частенько прятались за какую-нибудь китайскую вазу. Их было там так много, некоторые из них были вдвое больше нас. Думаю, цена их была огромна, но не помню случая, чтобы кто-нибудь из нас хотя бы что-нибудь сломал".

Роскошь в быту последние Романовы не любили. Обстановка в комнатах маленьких великих князей была скромной, кормили их тоже отнюдь не по-царски. К чаю подавалось варенье, хлеб с маслом, печенье, а вот пирожные дети видели редко. Обед тоже был прост, и дети ели все, что им давали. Но не это определяло их жизнь — простота была в отношениях. Братья и сестры очень любили друг друга — они доверяли друг другу свои детские тайны, шутили, смеялись, ссорились и мирились. Ники обожал веселый нрав своего брата Георгия — записывал удачные шутки Жоржика, прятал написанное в "шкатулку курьезов" и перечитывал потом, даже став взрослым.

А еще детей соединяло религиозное чувство. Рождество и Пасха были в первую очередь семейными праздниками, и они на всю жизнь оставили самый светлый след, самые теплые воспоминания. Со слов великой княгини Ольги Александровны Йен Воррес пишет, что "в эти два дня понятие "семья" включало не только императора, императрицу и их детей, но также великое множество родственников. К ней принадлежали тысячи слуг, лакеев, придворной челяди, солдат, моряков, членов придворного штата и все, кто имел право доступа во дворец. И всем им полагалось дарить подарки".

Учебные занятия будущего Николая II велись по тщательно разработанной программе в течение 13-ти лет. Чтобы он на практике познакомился с войсковым бытом и порядком строевой службы, отец направляет его на военные сборы. Параллельно вводит его в курс дела управления страной, приглашая участвовать в занятиях Государственного совета и Комитета министров. Блестящее светское образование соединялось у Николая с глубоким знанием духовной литературы.

Дети государя Александра III воспитывались в любви, в радости, в свете Христова учения, в простоте и бескорыстии. Поэтому можно много спорить о качествах Николая II как императора, но одно остается несомненным — это был воистину святой человек, в жизни своей, как и в смерти, являвший людям свои высшие христианские качества — заботу, милосердие и любовь.

Сейчас можно нередко услышать вопрос: почему его сочли святым? На этот вопрос точный ответ знает лишь Господь, прославивший своего избранника чудесами, явлениями неожиданной и быстрой помощи людям в тяжелых ситуациях по молитвам к царю. Но мы также скажем, что, рассматривая земную жизнь императора Николая Александровича, видим святость в самой этой жизни, а не только в факте достойно встреченной мученической кончины.

Государь Николай был отцом не только для своих пятерых детей, но и для миллионов своих подданных. "Удовлетворяться одним семейным счастьем может не всякий, — замечал флигель-адъютант А. Мордвинов. — Другая обширная семья — его Родина, которой государь стремился служить не только потому, что судьба и рождение поставили его во главе страны, но и просто как русский, занимала его мысли и вызывала скрытые, глубоко-мучительные переживания".

Эта любовь ксвоей стране не была пассивной — она проявлялась в первую очередь в потрясающей работоспособности императора. Николай II, не имея секретаря, делал всю работу сам, даже накладывал государственные печати на конверты перед тем, как их передать для отправки. Ни одна бумага не оставалась на его столе — он всегда прочитывал и возвращал все без задержки.

Еще одна из ярких отличительных черт Николая II — милосердие, желание благотворить, идущее от души, чуждое всякого фарисейства. "Он был щедр и много помогал, жертвовал на пенсии из своих личных доходов", — пишет баронесса Софи Бухсгевден.

Вопреки распространенным легендам, Николаю II были присущинеобыкновенная выдержка и сила воли — качества, о которых рассказывают все, более-менее близко знавшие Государя. "Николая II упрекали за слабоволие, но люди были далеки от истины", — говорила его супруга, императрица Александра. Историк Ольденбург отмечал: "У государя поверх железной руки была бархатная перчатка. Воля его была подобна не громовому удару. Она проявлялась не взрывами и бурными столкновениями". Баронесса Бухсгевден отмечает: "Сдержанность была второй его натурой. Многие спрашивали: отдавал ли он полностью себе отчет в трагичности некоторых событий? — настолько спокойно было его отношение, настолько скрытно было выражение его лица. На самом деле это была маска". Это прекрасно понимала его жена и делилась наболевшим с близкой подругой Юлией Ден: "Он сильный, а не слабый. Уверяю Вас, Лили, громадного напряжения воли стоит ему подавлять в себе вспышки гнева, присущие всем Романовым. Он преодолел непреодолимое: научился владеть собой — и за это его называют слабовольным. Люди забывают, что самый великий победитель — это тот кто побеждает самого себя".

"Однажды С. Д. Сазонов (министр иностранных дел) высказал свое удивление по поводу спокойной реакции императора в отношении малопривлекательного в нравственном отношении человека, отсутствия всякого личного раздражения к нему. И вот что сказал ему император: "Эту струну личного раздражения мне удалось уже давно заставить в себе совершенно замолкнуть. Раздражительностью ничему не поможешь, да к тому же от меня резкое слово звучало бы обиднее, чем от кого-нибудь другого"" (Олег Платонов. "Император Николай Второй в секретной переписке").

Выдержку проявлял Николай Александрович и в отношениях с семьей. Он не позволял себе ни одного раздражительного слова, ни единого угрюмого или сердитого взгляда. Строгость к детям применял по мере необходимости, но одного со властью сказанного слова, а иногда и сурового отеческого взгляда было достаточно, чтобы утихомирить не в меру расшалившихся детей.

Внутренняя сила, присущая императору, его осознание своей власти, сочетались в его натуре с редкой скромностью, добротой и отзывчивостью. "Он был деликатен чрезвычайно, даже до утонченности" (А. Мордвинов). По своей природе он был совершенно не способен причинить лично кому-нибудь зло. Этим Николай Александрович производил почти на всех людей — даже на своих личных недругов, таких, как Александр Керенский и князь Георгий Львов — одно и то же впечатление: они очаровывались его личностью.

И это-то доброе очарование святого прошло через историю, оно действует на нас и сейчас, через отзывы современников, через фотографические портреты. И если святость последнего русского императора до сих пор вызывает у кого-то сомнения, не стоит искать ответ в книгах недобросовестных или заблуждающихся авторов — просто помолитесь ему.

Читайте также:

История любви: царь Михаил Федорович Романов

Юный Михаил Романов — отец державной династии

Современные Романовы почти утратили связь с Россией

Не самая несчастливая пара династии Романовых

Династия Романовых: власть как тяжкий крест

Марина Кравцова
Популярное