Общественно-политическое издание

Нужна ли оппозиции охрана?

19 октября 2006 16:24

В связи с убийством Анны Политковской прозвучали призывы к государству обеспечить защиту хотя бы для самых видных правозащитников, оппозиционеров, журналистов. Обеспечить телохранителями, например. Ситуацию комментирует политолог Сергей Марков:

 - Идея об охране оппозиции мне кажется правильной. Но, думаю, нужны не средства для найма частной охраны, а выделение охраны государственной. Вообще, это соответствует общей логике. Наша задача – лучше защитить право граждан на критику властей. И это должно быть отражено в законе об оппозиции, который, наряду с расширением прав в парламенте, доступа к СМИ и другим ресурсам, должен регламентировать и физическую охрану видным оппозиционным лидерам. Безусловно, власти должны нести ответственность за жизнь и безопасность таких людей. Также необходимы гарантии, включая физическую безопасность, и бизнесу, который финансирует оппозицию.

- Кого, в первую очередь, надо персонально охранять из числа оппозиционных деятелей?

- Всегда нужно охранять ярких личностей. Во-первых, влиятельных фигур, потому что они могут быть использованы в различных политических инсинуациях. Я, например, считаю весьма высокой вероятность того, что убийцы Анны Политковской пытались, прежде всего, дискредитировать Владимира Путина. Но хочу подчеркнуть, что не имеет никакого значения, от кого конкретно охранять. Здесь важно, что представителей оппозиции надо охранять в принципе.

- А если поименно, кого бы вы назвали в числе первой десятки?

- Мне кажется, для дискредитации Путина его врагам важно было бы убить, например, Владимира Рыжкова, Гарри Каспарова, Касьянова, Осовцова… А вот Иван Стариков, соратник Касьянова, уже должен их интересовать несколько меньше. Он не так сильно критикует власть. Он более разумный, менее известный и не такой отвязный. Однако и в данном случае охрану все же необходимо выделить. Тем более, что во время довыборов в Госдуму на него было покушение.

Особая опасность, на мой взгляд, угрожает лидерам оппозиции, которые связаны с теми или иными сообществами. В этом смысле опасность угрожает Александру Осовцову. Он является одним из лидеров еврейской общины в России, а еврейская община очень влиятельна в мире. И поссорить Путина с мировой еврейской общиной – это, мне кажется, является одной из очень важных задач врагов Путина.

Также велика вероятность угрозы для тех представителей оппозиции, которые активно участвуют в борьбе  с разоблачением коррупции. В этой связи Владимир Рыжков находится в опасной зоне, поскольку занимается данными вопросами. К этой категории можно отнести и ряд журналистов, работающих в «Новой газете». Они находятся в оппозиционной зоне, так как разоблачают коррупцию.

- То есть, в первую очередь, надо взять под охрану Осовцова, Каспарова, Касьянова, Рыжкова и журналистов «Новой газеты»?

- Да. Также нужно выделить охрану тем, кто завязан на различные жесткие проекты, которые могут их подставить. Условно говоря, те, кто связан с террористической тематикой, могут стать жертвами самых разных сторон, потому что это очень жесткая тема. С этой точки зрения, Марина Литвинович также нуждается в охране. Она не радикальный оппозиционер, но менеджер оппозиционных проектов, включая «Правду Беслана». И это ставит ее под угрозу. Одно нападение на нее уже было, так что ей обязательно нужна охрана.

- Возможно ли быстро изыскать средства на такую охрану, скажем,  за счет Стабфонда?

- Господь с вами, какой Стабфонд? Охрана видных деятелей оппозиции – это же копейки в государственном масштабе! Кстати, средства на такую деятельность есть в бюджете ФСБ, и этих денег достаточно. Без сомнения, жизнь и безопасность видных государственных фигур, в том числе представителей оппозиции, это долг ФСБ перед Родиной. Но сейчас спецслужбы больше заняты охраной государственных чиновников и чересчур мало внимания уделяют общественно-политическим деятелям.

- Как скоро можно организовать в нашей стране охрану оппозиции?

- Если захотеть, это можно сделать в течение одной недели.

Developers Account
Новости