Общественно-политическое издание

Максим Резник: «Яблоко» должно перестать быть партией Явлинского

10 декабря 2007 19:53

Вокруг послевыборных высказываний лидера петербурского «Яблока» Максима Резника, его предложений по реформированию своей партии ходит много слухов и недомолвок. Чтобы прояснить ситуацию, «Русский день», обратился к самому господину Резнику, который дал нашему изданию большое интервью.

- Каким вы видите реформированное «Яблоко»? Хотелось бы узнать об этом более подробно, чем сообщалось в новостях.

- Я вижу реформированное «Яблоко» как объединенную демократическую партию с многоликим руководством.

- С «многоликим» - это как?

- Например, с институтом сопредседательства. Я вижу «Яблоко» как партию, где люди, убеждения которых совпадают с нашими, были бы с нами вместе в числе людей, принимающих решения. Это, в том числе, Владимир Рыжков и Гарри Каспаров.

- А как же Явлинский?!

- Григорий Явлинский – конечно же! Когда некоторые СМИ подают информацию таким образом, что мы хотим убрать куда-то Явлинского, то это просто некорректно и некрасиво. Григорий Алексеевич – наш товарищ, и мы не возлагаем на него ответственность за то, что произошло.

Хочу обратить особое внимание: нельзя одновременно кричать о фальсификации выборов и говорить о том, что их кто-то проиграл. Давайте договоримся – или была фальсификация выборов, или их кто-то проиграл. Третьего не дано. Мы считаем, что была фальсификация. Но даже, если бы мы проиграли, то это была бы наша общая ответственность, а не ответственность Явлинского.

Сегодня, как мне кажется, решение демократического движения под Григория Явлинского уже невозможно. В обществе достаточно много людей – и в Петербурге, и в других регионах – которые готовы быть вместе с Явлинским, но не «под» ним. Привлечение знаковых людей, да и просто многих людей в партию в нынешнем формате «Яблока» невозможно. Значит, необходимо что-то менять.

- И каким должно стать «Яблоко»?

- Может быть, это будет партия, может быть, это будет движение – я сейчас пока не знаю. Но мне представляется, что петербургское «Яблоко» может рассчитывать, что наши товарищи по партии предоставят нам мандат на ведение переговоров. Именно на ведение переговоров. Мы не требуем никакого мандата на то, чтобы что-то решать. В этом смысле мы не о себе печемся.

Петербургское «Яблоко» все эти последние годы, безусловно, было и остается неотъемлемой частью партии «Яблоко». Но при этом мы были ближе к тем, с кем можно вместе расширять базу демократического движения. Мы были ближе к тем, кого можно привлекать к принятию решений. Поэтому считаем, что мы, как возможные представители такой «челночной дипломатии», является наиболее объективными и приемлемыми для этой роли.

Почему? Да потому что мы сами не заинтересованы в собственном лидерстве. Мы не претендуем на то, чтобы быть главными. Но мы готовы организовать этот процесс – как достаточно объективные люди, которые являются составной частью партии «Яблоко» и одновременно сотрудничают с непартийной демократической оппозицией.

- То есть центр новой объединенной демократической организации будет находиться в Санкт-Петербурге?

- Я вам так скажу: я ничего не исключаю. Хотя здесь, мне кажется, важнее не место, а существо. Если процесс принятия решений будет коллегиальным, а лидерство дифференцировано, то все будет принципиально иначе. Мы просто хотим, чтобы в рамках одной партии собрались люди, у которых в прошлом, может быть, имелись какие-то разногласия, у которых были какие-то ошибки и взаимные претензии. Однако сейчас мы готовы собрать их в одной точке, чтобы вместе бороться против нынешнего режима за идеалы демократии и свободы.

Вот этого мы хотим. И считаем, что можем попытаться помочь это сделать. Мы для этого – наиболее подходящий инструмент. В Москве это уже пробовали много раз – с известным результатом. Теперь мы хотим, чтобы товарищи нас услышали, чтобы поняли, что это вовсе не какой-то наезд на Явлинского. Мы не хотим его убрать, мы хотим, чтобы Григорий Алексеевич был одним из равных. Хотим здоровую конкуренцию внутри партии и возможность создания различных внутрипартийных течений и тенденций. Нас же пытаются всячески переврать и по-своему интерпретировать.    

В принципе, в «Яблоке» уже существуют различные течения, есть фракции. У нас есть и особенности региональных отделений. Например, в Петербурге это касается отношения к «Маршам несогласных» и сотрудничеству с «Другой Россией». Мы, петербургское «Яблоко», с радостью и безболезненно можем объединиться и найти взаимоуважительный и взаимоприемлемый формат взаимодействия с другими оппозиционными организациями.

- С кем конкретно?
 
- Это Объединенный гражданский фронт, Народно-демократический союз, незарегистрированная Республиканская партия России. Вот, например. Союз правых сил я не исключаю. Хотя у меня к этой организации определенные личные отношения. Им просто нужно самим вначале определиться: как они – в оппозиции к режиму или в рядах одной из самых крупных монополий в стране. Полагаю, что к нам может присоединиться Борис Немцов. То есть не «мы возьмем», а он к нам присоединится – это принципиально важно. 

Вообще такое сотрудничество объединенной демократической партии и других оппозиционных сил можно осуществлять не только в центре, но и в регионах. Причем, не только в Санкт-Петербурге, где этот опыт уже наработан. «Яблоко» в других регионах тоже может стать площадкой для создания объединенной демократической партии, объединенной коалиции.

- Вы предлагаете всем либеральным и демократическим оппозиционным силам вступить в «Яблоко»?

- Повторюсь: можно объединяться в объединенную демократическую партию, но не в партию Григория Явлинского. Это не мое личное отношение – я-то нахожусь в партии Григория Явлинского. Но есть много людей, которые не захотят идти в нее. Не может демократическое движение и его перспективы зависеть от отношения общества к одному конкретному человеку.

Возьмем снова как пример петербургское «Яблоко». Среди тех, которые голосуют за нас, есть те, кто симпатизирует Амосову и не симпатизирует Резнику. И наоборот. Или симпатизируют Юлию Рыбакову, но не симпатизируют Амосову с Резником. Или никому из них не симпатизируют, а симпатизируют Наталье Евдокимовой. Вариантов много. Вот я бы хотел построить именно такую конструкцию в демократическом движении. Мне кажется, она и прагматична, и более устойчива. К тому же, она соответствует существу демократического движения. Ведь демократичность должна быть внутри нас. Наше миропонимание должно соответствовать нашему мироприменению. Так что в моих предложениях нет ничего личного.

Нам кажется, что все вопросы об этих переговорах должны проходить очень корректно, с чувством такта, но при этом максимально публично и открыто для общества. И вот таким модератором (а не руководителем!) мы предлагаем себя – петербургское «Яблоко». В лице нас с Амосовым, например.

- Новые лица могут появиться в объединенной партии? Или речь идет об объединении тех, кто уже в политике? 

- Да, мы считаем, что должны обязательно быть новые лица. Задача не объединить всех старых вождей – «старых» не в смысле возраста. Задача объединить уже известных и состоявшихся федеральных лидеров, а также добавить статусных и уважаемых людей из регионов. Петербургское «Яблоко» предлагает включить в число этих людей Михаила Амосова. Себя я туда не предлагаю. Я удовлетворен руководством петербургского «Яблока» и благодарен товарищам за доверие. Если будет принята структура сопредседательства не только в России, но и в регионах, тогда я с удовольствием готов заниматься этим вместе с Ольгой Курносовой.

- Кто, по вашему мнению, должен возглавить объединенную партию?

- Амосов, Явлинский, Каспаров, Касьянов, Немцов, Рыжков. Я считаю, что с этими людьми, по крайней мере, нужно поговорить. Также я не исключаю Белых и Буковского. Мы хотим сделать «Яблоко» такой структурой, в которой бы все эти и другие такие люди могли бы участвовать в принятии решения. И никто не приходил бы «под кого-то». Понимаю, что тигры в одной клетке – это трудно. Но если эти тигры думают о будущем своей страны, то ничего – уживутся.

Сейчас я говорю о сугубо демократической структуре, но я не исключаю, что в рамках такой структуры могут быть люди, по-разному относящиеся к возможности сотрудничества с силами так называемого нелиберального и недемократического спектра – для борьбы с нынешним режимом. В рамках объединенной партии такие тактические разногласия возможны. И это не повод для создания разных демократических структур – сотрудничающих и не сотрудничающих с «другой» оппозицией. 

Понятно, что в новой партии будут разные крылья. Но это будет одна партия – это как раз и есть настоящая демократическая партия. Любые разговоры и переговоры с тем же самым Кремлем не означают, что те, кто ведут с ним переговоры, хотят ликвидировать эту систему и Кремль в его нынешнем виде. Извините, на войне тоже ведутся переговоры.

Елена Григорьева

Developers Account
Новости