Общественно-политическое издание

Первый в мире таран: Петр Нестеров против "Альбатроса"

09 сентября 2020 18:01

Восьмого сентября 1914 года штабс-капитан Петр Николаевич Нестеров совершил первый в условиях боевых действий таран вражеского самолета. Отважный пилот немного не рассчитал — этот таран оказался роковым не только для противника, но и для самого Нестерова.

Самолеты в начале Первой мировой

К моменту этого боя Петр Николаевич совершил 28 боевых вылетов. И успел отличиться, проведя во время одного из рейдов столь удачную бомбардировку австрийских позиций, что командование вражеской армии назначило за него награду.

Но в начале Первой мировой войны на самолеты в основном возлагалась задача по разведке. А потому пилоты были вооружены карабинами и револьверами. Пулеметы в воздушном флоте Российской империи в то время устанавливались только на бомбардировщик "Илья Муромец" Игоря Сикорского.

В день, когда Нестеров совершил таран, разведку позиций русской армии возле города Жолква (ныне во Львовской области) вел австрийский самолет "Альбатрос", в котором находился пилот Франц Малина и наблюдатель барон Фридрих фон Розенталь. "Достать" его с земли было невозможно, самолет летел слишком высоко.

Подвиг Петра Нестерова

Самолет Нестерова — "Моран" — был более быстрым и легким. Русский летчик быстро настиг "Альбатрос" и попытался ударить его шасси аэроплана по краю несущей плоскости австрийского самолета. Но Нестеров ошибся в расчете и удар пришелся в среднюю часть "австрийца". В результате удара от "Морана" оторвался двигатель и аэроплан стал падать. "Альбатрос" еще некоторое время продолжал полет, но вскоре рухнул. Петр Нестеров и оба австрийских пилота погибли в результате этого столкновения.

Нестеров был впоследствии торжественно похоронен в Киеве. Город Жолква в 1951 году был переименован в Нестеров и назывался так до 1992 года. Возле города был создан мемориал и небольшой музей. Они были заброшены и разграблены в 1990-е годы.

В отчета об обстоятельствах произошедшего, подготовленном после последнего боя Нестерова, указывалось, что штабс-капитан не собирался таранить вражеский самолет ценой собственной жизни. В документе отмечалось, что летчик давно указывал на возможность тарана вражеского самолета "ударами сверху колесами собственной машины по поддерживающим поверхностям неприятельского аппарата". Что сам Нестеров и попытался сделать.

Читайте также:

Шанс, который был упущен? Загадка самолета Александра Можайского

Умберто Нобиле: национальный герой Италии, который строил в СССР дирижабли

За что Сергей Королев был благодарен летчику Михаилу Девятаеву

"Летающие авианосцы": как СССР неприятно удивил немцев и румын 

Михаил Арсаков