Общественно-политическое издание

Система ПРО: за и против

26 апреля 2007 13:05

Визит в Москву главы оборонного ведомства США Роберта Гейтса, попытавшегося в очередной раз убедить Россию в том, что развертываемые в Европе элементы американской системы ПРО будут направлены исключительно против Ирана, закончилась безрезультатно. Аналогичным образом Москва прореагировала на предложение Гейтса о сотрудничестве в области ПРО.

Как заявил начальник Генштаба Юрий Балуевский, эта система по своим техническим данным не предназначена для защиты Европы и нацелена против стратегических сил России и Китая. При этом он отметил, что если Россия почувствует угрозу, то отечественные ракетчики возьмут под прицел объекты ПРО в Польше и Чехии, добавив, что Россия "способна в недалеком будущем создать систему оружия, которое будет способно преодолевать любую систему ПРО".

Что это: попытка России таким образом вернуться во времена "холодной войны", рассматривая США как своего главного противника и агрессора или же справедливая попытка государства отстоять свою независимость, свои границы? Как бы-то ни было, но вопросы стратегических наступательных вооружений перестали быть прерогативой только генералов и других высокопоставленных чиновников. Вопросы мира и безопасности касаются всех нас, поэтому руководителям государств необходимо в первую очередь прислушаться к голосу гражданского общества. Своим мнением относительно расширения НАТО на Восток, сотрудничества США и России в области противоракетной обороны с читателями "Русского дня" поделились известные российские политики и правозащитники:


Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинской группы

- Вот чего я не понимаю, того не понимаю. Где их надо размещать, зачем их надо размещать? Зачем щит, от кого щит? Зачем в Польше создавать щит от мусульманских стран? А мы-то за этот щит попадаем или по нам пускай лупят, а только по Европе не лупят. И тогда зачем нам с этим сотрудничать? Я не очень понимаю. С другой стороны, мы как-то во всем видим обиду и угрозу для себя, в то время как мы очень многих обижаем и очень многим угрожаем. Вот "чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, обратиться?". Действительно ли это от нас отгораживаются или это у нас уже мнительность такая. Я затрудняюсь здесь что-то сказать.

Денис Билунов, исполнительный директор "Объединённого гражданского фронта"

- Насколько я понимаю, системы ПРО – это системы перехвата ракет. Если рассуждать логически, то усиление системы ПРО на российских рубежах означает только одно - наши соседи, которые входят в военные союзы, и их старшие коллеги из США, очевидно, усматривают какую-то потенциальную угрозу, которая может исходить с территории нашей страны. Надо понимать, что эта угроза носит  не сиюминутный характер. Военные думают о средних и долгосрочных перспективах. Возможно, они видят источник угрозы, анализируя развитие событий в нашей стране.

Мы склоняемся к выводу, что в средней, долгосрочной перспективе геополитические угрозы для России исходят не с Запада, а с Востока. И если бытовой антиамериканизм развит и существует, это одна проблема. Но все-таки надо мыслить государственными категориями, и, соответственно, трезво взвешивать все эти вещи, и понимать, откуда исходит настоящая опасность. На самом деле она исходит от Китая, а не от Америки.

Олег Козловский, координатор молодёжного движения "Оборона"

- Ситуация похожа на эстонскую, только здесь более высокие ставки. Тоже также, как и мюнхенская речь, обращена на внутреннее потребление, на то, чтобы российская патриотически настроенная публика увидела, что мы показываем кукиш Америке и если постучать ботинком по столу, то все будут просто в восторге. По сути, у России сейчас нет реальных возможностей,  - нет ни денег, ни технологий, чтобы ввязываться в гонку вооружений. Я не верю, что полетят ракеты, я думаю, что разума хватит у всех сторон. Если уж в советское время это не допустили, то сейчас подавно этого не случиться. Другое дело, что действительно происходит совершенно ненужное обострение отношений, которое и экономике не помогает, и развитию страны. В этом смысле каждое гражданское общество должно повлиять на правительство своей страны, с тем, чтобы подход был более взвешенный, потому что дипломатия и внешняя политика не терпят истерик.
 
Эдуард Лимонов, лидер НБП

- Я не министр иностранных дел и не президент России, мне до этих проблем еще очень далеко. А то, что достукались до того, что у наших границ встает натовская система, сами виноваты. Распустил Варшавский пакт Горбачев в свое время, кто его просил? Надо было не делать этого. Отдали восточно-европейские страны добровольно, потом добровольно распустили СССР. Из-за этих всех уступок и получилась такая ситуация, когда у наших границ стоят чужие танки, чужие агрессивные системы.

Лев Пономарёв, руководитель движения "За права человека"

- Я думаю, что России следует присоединиться к всемирной сети ПРО. Я думаю, что России было бы выгодно и полезно вместе с американцами развивать общую систему ПРО. Я надеюсь, что это будет так. Россия, бесспорно, пытается вернуться к "холодной войне", но одновременно она еще не приняла окончательное решение уходить туда, строить "железный занавес". Видно, что они колеблются. Я бы предложил американцам побольше им заплатить. Пока еще их можно покупать. Гражданское общество, вообще-то, должно себя заявить в этой дискуссии, но проблема в том, что сейчас гражданскому обществу не разрешают даже выходить на улицу, маршировать и т.д.

Илья Яшин, лидер молодёжного "Яблока"

- Мне это напоминает фантомные боли, когда больную руку уже отрезали, а она продолжает болеть. Поэтому те люди, которые сейчас находятся  в руководстве страны и в военного ведомства, они больны синдромом "холодной войны" и это очень сильно вредит развитию наших дипломатических отношений и с западными странами, с США в том числе. Я абсолютно убежден, что Америка не вынашивает никаких агрессивных планов в отношении России. Уверен, что США в стратегической перспективе рассматривают нашу страну как потенциального союзника, в частности, в борьбе  с международным терроризмом. Поэтому я абсолютно убежден, что и России, и США, и европейским странам абсолютно выгодно налаживать систему общей безопасности. Но вот от риторики "холодной войны", от выяснений отношений нужно отказываться. Справедливости ради я должен отметить, есть впечатление, что и у многих военных руководителей США тоже есть такой синдром "холодной войны". Возможно, для того, чтобы совершить прорыв в  военно-дипломатических отношениях, нужно просто, чтобы сменилось поколение военных чиновников, как в России, так и в США.

Владимир Рыжков, независимый депутат Госдумы РФ

- Странный случай, но я по этим двум вопросам согласен с руководством России. Я не услышал никаких внятных объяснений от американских политиков и военно-политического руководства, какого черта нужны эти 10 противо-ракет и радаров в Восточной Европе. Известно всем, кто мало-мальски разбирается в этих вещах, что такие радары уже стоят и работают и на Севере Европы, и на Аляске, и в других местах, и они позволяют США полностью контролировать все воздушное и космическое пространство. То есть это перемещение вообще не понятно для чего, притом почему-то к границам России.

Второе, они говорят, что защищаются от каких-то угроз с Юга. Но на Юге ни у одной страны - ни у Ирана, ни у Пакистана нет ракет, которые могут достичь территории США. Там как раз есть ракеты, которые могут достичь Оренбурга, Омска и Барнаула, это правда. У Пакистана есть ракеты средней дальности, которые могут нести ядерную боеголовку и достичь моего избирательного округа, и меня это страшно беспокоит. Но ракет, которые могут пролететь над Карловыми Варами и Баден-Баденом и разбомбить Флориду, у этих стран нет и в ближайшие 50 лет не появится.  А наши ястребы, конечно, сейчас начнут кричать: "Давайте увеличивать военные расходы! Давайте строить новые "Тополя", новые военные части!" Зачем это надо и кому? Поэтому я, пользуясь случаем, обращаюсь к американским коллегам-сенаторам, конгрессменам, чтобы они взяли под контроль данный вопрос.

У нас есть правозащитники, есть пацифисты, есть комитеты солдатских матерей. Эта тенденция очень опасна для общества, потому что любая гонка вооружений, любое наращивание военных расходов, любое увеличение численности армии наносит ущерб гражданскому обществу. Поэтому, на мой взгляд, и американскому, и нашему гражданскому обществу нужно вступить в союз и потребовать, прежде всего, от американской администрации ответа, зачем это надо, сколько это будет стоить и какие международные последствия это повлечет.

Виктор Шендерович, писатель

- Безопасности Российской федерации, гражданам России угрожают наши собственные военные - их идиотизм и амбиции. Американские ПРО, размещаемые в Европе - это не секрет ни для одного вменяемого эксперта, все прекрасно понимают, что они предназначены для обороны Европы от Ирана и угрозы с той стороны, и ни от чего более. Что касается наших воплей, это ни что более, как вопли. Радиолокационная станция, расположенная в Чехии, никаким образом не может препятствовать полету нашей ракеты в сторону США. Это можно легко увидеть по карте, ее маршрут проходит сбоку. Совершенно очевидно, что ПРО препятствует только иранским ракетам на пути в Европу.

Дело заключается в том, что антиамериканизм и истерика - синдром "осажденной крепости" - стал доминантой в нашей национальной психологии и политике. И этой бациллой власти изо всех сил и по всем законам политтехнологии заражают общество, которое в массе своей благодаря усилиям федеральных телеканалов абсолютно уверено, что Россия опять в сжимающемся кольце врагов.

Developers Account
Новости