Общественно-политическое издание

Алла Гербер: «Касьянов оказался в сложной ситуации»

13 июня 2007 16:45

В Санкт-Петербурге и Москве прошли июньские «Марши несогласных», в которых не участвовал лидер Российского народно-демократического союза (РНДС) Михаил Касьянов. Тем не менее экс-премьер не только не сбавил политических оборотов, но даже активизировал свою деятельность. В причинах такой новой тактики «Русскому дню» помогла разобраться известная правозащитница и стойкий демократ Алла Гербер.

Алла Гербер, президент фонда «Холокост»:

- Лично я понимаю и поддерживаю деятельность протестных организаций. Понимаю протестные настроения «Другой России». Понимаю и готова поддержать ее как оппозиционную организацию и лично прийти на оппозиционные мероприятия. Но я, как и все настоящие демократы, не принимаю никаких элементов фашизма, никакой символики, прочих знаков и поступков, связанных с манерами фашистующих хулиганов.

Михаил Касьянов знает об отношении демократической общественности ко всяческим проявлениям фашизма. Так что сейчас Касьянов оказался в достаточно сложной ситуации. Он официально не ушел из «Другой России», не отказался от «Маршей несогласных». Но, видимо, есть какие-то вещи, которые его коробят. Те, что коробят и меня. Для меня не мысленно олицетворять себя с теми, кто когда-то под погромными флагами, извините за тавтологию, шли на погром. Думаю, Касьянова тоже смущают эти обстоятельства.

Но проблема далеко не только во флагах и в символике. Не так много народу вообще приходит на протестные акции, организуемые «Другой Россией». И надо задуматься почему. Думаю, что это из-за лени и из-за общей апатии. Свое дело тут сыграло и лето, и общее состояние социума – очень печальное для меня.

Мне кажется, что сейчас общество находится в состоянии некой летаргии, в состоянии тяжелого равнодушия. И эти «Марши несогласных» его никак не пробуждают. Народ нужно будить для определенных целей, а эти цели должны исходить из понимания той ситуации, в которой наше общество сегодня живет. Оппозиционеры ему ничего не открыли, и поэтому общество даже и не хочет, чтобы его трогали. Оно хочет просто спокойно жить.
 
Наше общество сейчас не готово к протесту, так как оно не оппозиционное по своей сути. К сожалению, надо признать, что это так. Поэтому оппозиции, чтобы повести людей за собой, надо ставить четкие цели. Надо задуматься и понять, как и во имя чего можно разбудить народ. Ведь не во имя же просто оппозиционности! Это совершенно не правильно.

Однако сама оппозиция определилась не до конца. Она не определилась ни по отторжению, ни по присоединению. Сейчас идет некий разброд. Кстати в том, что на акции приходит достаточно мало людей, в этом виновата сама оппозиция. Этот разброд ей вредит, он работает против нее.

Позиция российской оппозиции сейчас очень размыта, у нее нет программного стержня. Именно это лишает ее поддержки общества. И надо сейчас потратить очень много сил, чтобы обществу открыть глаза и показать, где и с кем наша оппозиция, куда и зачем она идет. Для этого нужно много сил. Естественно, должно быть и какое-то единство. Обязательно должен быть единый кандидат на президентских выборах от демократической оппозиции.

Разброд недопустим. Я начинала еще в «Демократической России» и поэтому была свидетелем того, к чему привел разброд демократическом лагере. То, что демократические силы не смогли объединиться, привело фактически к вымиранию этих старых демократических сил. Они, так сказать, еще держатся, еще пытаются что-то сказать, но у них уже нет здоровой мускулатуры. За ними общество не пойдет.

Сейчас же главное, чтобы за партией или движением пошло общество. Иначе все бессмысленно. А пойти оно может только за объединенной демократической оппозицией. Зная это, мы должны сделать все возможное для объединения. Я говорю это вовсе не как романтик. Слова Окуджавы «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть по одиночке» абсолютно точны для того состояния, в котором сейчас находится оппозиция.

Оппозиционно настроенные граждане не понимают, куда идут эти, которые с флагами, и те, которые без флагов. В этом и заключаются все несчастия. Не нужно думать, что народ не идет на «Марш несогласных» только потому, что его раздражают какие-то флаги. Просто народ не хочет сейчас никакой активности, а хочет, чтобы его оставили в покое. Хочет, чтобы ему дали возможность кормить и воспитывать детей, ездить отдыхать за границу и зарабатывать те деньги, которые он зарабатывает.

Если бы у оппозиции была четкая программа, то народ бы вел себя совершенно иначе. Он был бы гораздо активнее. Выступлений лидеров оппозиции на «Эхо Москвы» или в «Новой газете» совершенно недостаточно. Тем более что люди сейчас просто не хотят их слушать и закрывают уши берушами. Это надо понимать и стремиться достучаться до народа. Надо слышать народ и понимать его настроения. Надо учитывать современные реалии. Это, прежде всего, надо понять самой оппозиции.

Я недавно была на «Кинотавре» и могу сказать, что представители интеллигенции сейчас меньше всего хотят участвовать в маршах и демонстрациях. Они говорят: «Дайте нам делать кино, дайте нам творить! Дайте нам продемонстрировать что-то в искусстве!». Кстати, можно и через искусство выразить свой протест, как это талантливо сделал Балабанов. Это был очень сильный социальный вызов. Слава богу, что это есть.

Но общее состояние нынешней российской интеллигенции – творческий и околотворческой – это меньше всего митинг, меньше всего марш. Сейчас никто не хочет идти с открытым забралом, как мы когда-то шли в 90-е годы. Такие настроения обязательно надо учитывать, а не закрывать на них глаза. Если оппозиция хочет, чтобы народ был с ней, то этого нужно добиваться.

Вот Ира Хакамада ведет себя очень правильно и очень точно – занимается социальными вопросами и творчеством. Надо искать пути. К обществу надо пробиваться не только путем громких акций, но и путем тихих слов и тихих дел. Чем меньше такой авансцены, чем меньше митинга, чем меньше микрофона, тем эффективнее можно достучаться до интеллигенции.

Это один их важных способов борьбы. Важны и открытые способы – такие, какими действует Михаил Касьянов. Недавно он озвучил свою программу и политические намерения. Хочется верить, что он и дальше будет делать правильные шаги. Мне кажется, что он задумался над тем, как, с кем и под какими лозунгами сейчас должны выступать демократы.

Что сейчас нужно оппозиции? Сегодня надо задуматься и понять: что дальше. Сейчас не нужны никакие резкие телодвижения - они в настоящее время просто невозможны. Нужно все очень тщательно продумать, для того, что бы не потерять тех граждан, которые еще готовы слышать оппозицию. Именно поэтому тут должна быть очень тщательное чувство отбора.

Сейчас в оппозиции происходят определенные выяснения отношений. Не раздоры или распри, а попытка членов оппозиции выяснить для себя, куда они идут, с кем идут и почему идут. Это трудный процесс. Но он необходим.

Developers Account
Новости